АГ: Представьтесь, пожалуйста.

АК: Протоиерей Александр Колчерин, благочинный города Нижнекамска.

АГ: Первый вопрос: замечаете ли Вы, что сегодня здесь в Татарстане люди больше стали тянуться к религии, возвращаются к традиционным ценностям и больше веруют?

АК: Я считаю, что есть тенденция положительная. Но духовная жизнь, она растёт не так скачкообразно, не так резко. В целом, идёт процесс воцерковления молодёжи, взрослое, старшее поколение приходит. По храмам даже нашего благочиния чувствуется, что процесс идёт. Может, хотелось бы большего, но не всё в нашей власти. Мы должны каждый на своём месте просто делать то дело, которое мы делаем.

Но процесс духовной жизни как бы с большим замедлением идёт. Мы стараемся, что-то делаем, а основной эффект – через поколение, через два. Я сталкивался с такими вещами, когда религиозность в сельской среде сохраняется, и это труд не только предыдущего, но двух-трёх поколений до этого, которые эту веру держали и передали. В русской, православной традиции от бабушек раньше передавалась вера. И сам я от бабушки больше… Наши родители в советское время были больше заняты на производстве, а бабушки больше занимались воспитанием детей, и религиозная традиция передавалась именно так. Сейчас, если сказать по городу Нижнекамску, то мы делаем основной упор на развитие проектов по работе с детьми, молодёжью.

Я недавно в Нижнекамск приехал, 2,5 года назад, до этого я проживал в сельской местности около 19 лет, хотя я тоже в Нижнекамске родился, здесь окончил школу, потом институт в Набережных Челнах, потом уехал почти на 20 лет в сельскую местность, а там другая совсем среда. Сейчас опять вернулся. В целом, Нижнекамск это очень молодой город, в нём есть специфика – религиозную традицию здесь нужно взращивать. Молодёжь, которая здесь есть… Вот в сельской местности практически нет молодёжи, и там реализовывать проекты намного сложнее, да и эффект там не очень. Вот мы жили в селе – в сельской школе училось 300 учеников, по 30 человек в каждом потоке, достаточно большое село около 2 тысяч населения. У нас 60 человек ходило в воскресную школу – каждый пятый. Это очень хороший показатель, как я считаю. Но там меньше было возможностей для детей, для каких-то кружков, но мы пытались завлечь, и получалось.

Здесь в городе дети немного другие. Чтобы их привлечь, нужно реализовывать более проработанные проекты, более глубоко с ними заниматься. Кроме того, что я являюсь благочинным, я являюсь руководителем отдела религиозного образования и катехизации Чистопольской епархии. Сейчас пытаемся на уровне епархии, чтобы все районы, особенно сельские, участвовали в работе с детьми и молодёжью – различные конкурсы, фестивали, между воскресными школами… На Рождество мы стараемся всех детей на двух площадках собрать, в Нижнекамске и в Чистополе – они просто со своими сценками выступают, получают небольшие подарки сладкие, получают общение. Летом мы будем проводить лагерь. Приглашаем всех детей из всех районов Чистопольской епархии, чтобы они приехали и немножко пообщались. Детям нужно общение, для того, чтобы они поняли, что они не белые вороны, что он один верующий в своём классе, что верующих детей много. И они потом и в социальных сетях знакомятся, начинают переписываться, создают сообщества свои православные. Чтобы развивалось православие вижу свою нишу в том, чтобы работать с детьми, что это потом когда-то, надеюсь, даст свои всходы, плоды, развитие в целом православия. Хотя бы в нашем приходе.

Вот я 2,5 года настоятель, и в последние годы количество прихожан процентов на 20-30 увеличилось. В воскресенье начали проводить две литургии, и на второй, поздней всегда практически полный храм. Хотя и на ранней больше половины. А в большие праздники люди даже не имеют возможности попасть внутрь, стоят на улице. Это ситуация не совсем правильная: человек пришёл на службу и не может попасть в храм. Есть проблема в том плане, что по Нижнекамску – город молодой: новые производства открываются, строятся кварталы, целые комплексы, и не хватает храмов. По Нижнекамску большой действующий храм – наш единственный. Формально у нас пять приходов действующих, но два расположены вне города. Один в селе Большое Афанасово, отец Виталий, благочинный покровского благочиния, а туда даже общественный транспорт не ходит, то есть люди добираются к нему на своих машинах или пешком даже, там от города минут 10 ходьбы. Есть очень большой храмовый комплекс – посёлок Красный ключ. Но это с другой стороны города, ближайший пригород, «речные ворота» города Нижнекамска. Там очень большой храм и большая воскресная школа тоже. А в самом Нижнекамске единственный приход – Воскресения Христова храм. Есть ещё небольшой частный храм, он расположен на частной территории. Пока благодетель поддерживает этот храм. Но он небольшой и юридически не принадлежит Русской православной церкви, хотя с благословения владыки там проводятся службы, есть тоже воскресная школа и певческая очень хорошая школа, работа в ней ведётся. И сейчас открывается пятый приход на территории города – для кряшенской общины. Решение о его открытии было в 2016-м году, было определено место…

Не всё пока гладко получается, но мы надеемся, что в ближайшее время этот приход заработает и получит землю в установленном законом порядке. Потом уже пойдёт строительство.

Тенденция усиления религиозности в Татарстане, по моему мнению, присутствует, положительная динамика есть… Религиозные традиции традиционных религий вплетаются в жизнь общества.

Вот я приехал в Нижнекамск: в селе привык ходить в подряснике по посёлку, а тут когда я ходил, первое время это воспринималось людьми, как не совсем нормальное. Это по детям было видно. Взрослые-то ничего не скажут, а вот дети… пальцем показывают маленькие дети. А сейчас уже у нас многие священники ходят по городу в подряснике и это не вызывает такой реакции, чтобы люди оборачивались, люди не смотрят вслед. Всё это меняется. В целом по Нижнекамску есть положительная динамика.

АГ: Как Вы думаете, какие праздники и другие мероприятия для православных самые важные?

АК: Религиозные праздники? Ну, богослужебная практика: есть у нас Пасха – праздник, двунадесятые праздники. В Нижнекамске, может, отец Виталий рассказывал, есть традиционный Покровский крестный ход. Он проходит более 2-х десятков лет. От одного конца города, от храма Покрова Божией матери, до Красного ключа, через весь город этот крестный ход проходит и для нас это городской праздник. А так – именно церковные, общехристианские праздники, тогда служба совершается во всех храмах города. Даже в том, который открывается только, и находится в небольшом помещении, у нас ежедневные богослужения. Богослужебная практика и то, что стараемся больше участвовать в общественной жизни.

АГ: Как Вы думаете, хватает ли в Татарстане православных центров, инфраструктуры для проведения основных мероприятий?

АК: Если говорить по Нижнекамску, то не хватает. Причём не только религиозного – в городе не хватает, например, театра. У нас есть музыкальное училище, но в городе не хватает концертных залов. Чтобы проводить некоторые мероприятия, для них нужны концертные площадки. А выяснилось, что в городе большой недостаток площадок для проведения мероприятий, не только христианских, мусульманских, но вообще. Чтобы провести какое-то мероприятие, нужно заранее, за большой срок согласовывать это, потому что залов в городе два-три, в которых можно провести мероприятия. Мы проводили фестиваль воскресных школ, и столкнулись с тем, что концертных площадок не хватает.

Вопрос решается: сперва строятся заводы, потом строятся спальные районы, а потом под них строится структура вся эта. Даже такие вопросы как садики, школы, они отстают от развития жилищного строительства. Сначала строится жильё, потом догоняются садики, школы, а уже потом культовые сооружения, и места для массовых мероприятий. В городе сейчас большие развиваются парковые зоны. Это тенденция – может в Татарстане или общероссийская.

В последнее время строится для того, чтобы люди могли выйти на улицу, потому что в городе достаточно сложная экологическая обстановка. Чтобы люди могли выйти и ощутить себя на природе. Парки в Нижнекамске хорошо развиваются. А вот необходимы ещё площадки. Культурные центры даже. Если говорить про православие, нам нужен молодёжный центр. Это острый вопрос. Нам, конечно, не хватает храмов, но нам нужен хотя бы молодёжный центр для православия, чтобы мы могли собираться и проводить какие-то мероприятия. Причём, были варианты, но в Татарстане всегда первым делом решаются вопросы столицы, Казани, а потом решаются вопросы где у нас кафедры церковные – Альметьевск и Чистополь. Нижнекамск и в какой-то мере Челны, сложная ситуация – оба города молодые: Нижнекамску 52 года, Челнам тоже около полувека. Это города, которые очень динамично развиваются, дают основной объём промышленной продукции, но им не хватает структуры и которые в духовном плане… Своя специфика есть. Нижнекамск и Челны – города, которые образовывались как комсомольские стройки, на которые съезжались со всего Советского Союза тогда, да и с окрестных деревень много тоже. Это города, в которых нужно формировать традиции, прививать людям культуру, поднимать уровень культуры и для этого необходимы нам площадки, центры… Не хватает нам их.

АГ: Как Вы способствуете развитию православной жизни здесь? Как Вы участвуете?

АК: Богослужебная практика, мы служим. Ну, и пытаемся проводить какие-то мероприятия. У нас много новшеств за последние 2 года. Мы проводим, например, фестивали для детей. Мы начали проводить такие мероприятия на церковной площадке, то есть на улице, приглашаем артистов, расставляем скамейки, люди выступают. На Пасху, в престольный праздник, мы приглашали артистов, которые поют народные песни, казачьи песни. Это очень востребовано оказалось людьми. А в приходе Красный ключ, уже несколько лет это проводят. Правда, они на Троицу, как правило, устраивают совместно с «Русским обществом» мероприятия, концертные программы, с участием воскресных школ. «Русское общество» Нижнекамска проводит на Пасху и на Рождество концерты на городских площадках, собирают полные залы. Это очень востребовано.

Я могу сказать, что я патриот православия и я патриот Татарстана. Для меня смысл жизни в том, чтобы Татарстан развивался, чтобы здесь людям было жить комфортно, чтобы это было место, куда приезжают люди и остаются для жизни. Я связываю развитие региона с тем, что нужно укреплять позиции традиционных религий, в частности православия. Я не знаю по другим местам, но в городе Нижнекамск можно сказать, что уровень религиозности ещё недостаточно высокий по сравнению с другими городами, где есть духовные традиции, такими как Чистополь, Елабуга, Казань, как многие города Центральной России, в которых уже это заложено. Здесь ещё уровень воцерковлёности людей достаточно слабый. Люди в духовных вопросах очень безграмотны, большинство, общая масса. Есть люди верующие, которые в храм ходят – мы с ними можем работать, но нужно в целом понимать уровень церковной грамотности, образованности. Нам дали возможность выступать… В Нижнекамске есть телевидение местное, телерадиокомпания «НТР», раз в месяц я стараюсь выступать, репортажи к празднику, как правило у них идут, к каким-то торжествам нашим. Всё, что я рассказывал: городские мероприятия, что мы проводим, большие праздники наши, это всё освещается в местных СМИ, пытаемся работать. И это уже приносит свои плоды – приезжаешь куда-нибудь, в незнакомый коллектив, и уже чувствуешь, что тебя люди узнают, я-то их не знаю, а меня уже, и я могу что-то говорить, а люди меня слушают. У людей есть, в целом, стремление к религии. Есть и противоположные тенденции, когда к религии относятся скептически, и тенденции секуляризма тоже есть. Но в целом, общее отношение к традиционным религиям в Татарстане, к обоим религиям – и к исламу, и к христианству среди большей части людей положительное.

АГ: Можете ли Вы сказать, что чувствуется руководство от митрополии, от епархии здесь, на месте Вашего служения?

АК: Я обмолвился уже, что у нас в Татарстане увеличилось число епархий. Если раньше в Нижнекамске мы могли владыку встречать раз в два года, может, раз в год от силы, то сейчас практически каждый месяц. В Нижнекамске вторая кафедра Чистопольской епархии, раз в месяц мы встречаем владыку, совершаем совместное богослужение. Уровень вовлеченности епископа Чистопольского в проблемы Нижнекамска намного больше, чем раньше. Казанская митрополия состоит из трёх епархий – Казанской, Чистопольской и Альметьевской. Уровень взаимодействия конкретно с митрополитом… Мы не имеем прямого канала, всё больше через своего епископа получаем послушания, благословения. Но в митрополии мы проводим совместные мероприятия по отделам. Например, социальные отделы трёх епархий что-то совместное проводят. Отец Виталий как раз там. На уровне воскресных школ мы можем совместные какие-то мероприятия проводить. Казань проводит ежегодно, уже 2 раза проводила, съезды педагогов. Мы активно стараемся в этом участвовать. Такие общие дела митрополии как Форум православной общественности. В Татарстане это действительно важное очень мероприятие, когда проблемы поднимаются на самом высоком уровне, и с Москвы приезжают представители РПЦ, и наши все епископы и митрополит, и все священнослужители, активные прихожане собираются. Такая площадка очень востребована, на которой мы можем получить ответ на многие наши вопросы. Проведение таких мероприятий, ну, они проводятся раз в год-полтора, только там, в основном, встречаемся и совместные проекты между епархиями осуществляем.

АГ: Что можете сказать о представителях власти. Как они помогают Вам, налажен ли контакт, нужно ли согласовывать свою деятельность с администрацией?

АК: В Нижнекамске у нас отношения с властями деловые. В целом они поддерживают. Действительно, может быть нам нужно больше активности проявлять. Когда я жил в сельском районе, там чувствовалось, что власть сама предлагала нам мероприятия, и мы просто поддерживали их. А здесь власть требует от нас активности, чтобы мы больше предлагали, с их стороны поддержка полная есть. В Нижнекамске понимание проблематики с их стороны тоже есть, просто город растёт и проблемы роста на данный момент, которые со временем будут разрешены большей частью.

АГ: Как думаете, есть ли какие-то вопросы, в которых для развития православных приходов здесь, в Нижнекамске, нужно обязательное участие власти, но пока не удаётся эти вопросы решить?

АК: Вопросы есть, но они решаются. Конечно, не всё сразу решается, но всё же. Всё-таки самый большой вопрос пока – увеличение количества приходов. На 240 тысяч населения – самый оптимистический сценарий, мы считаем, что 5 приходов у нас – получается, что один приход на 50 тысяч человек, причём, большей частью приходы расположены за пределами города. Это нас не удовлетворяет. В городе большой земельный вопрос, то есть с выделением участков земли. Этот вопрос не то что у нас, православных, точно такая же ситуация и с исламом. У них тоже не хватает мечетей, и на большие праздники у них тоже очень много прихожан. Я думаю, что власти в курсе и постепенно эти вопросы будут решаться.

АГ: Как выстроено религиозное образование здесь в республике, какие есть ступени, и что можно пройти здесь, в Нижнекамске?

АК: Татарстан в религиозном образовании включён, как мне кажется, в общероссийскую тенденцию. Есть духовные учебные заведения, такие как Православная духовная семинария казанская. Туда мы отправляем наших кандидатов на священство. Сейчас там открыто регентское отделение, отделение дополнительного образования, переподготовки священнослужителей, ещё подготовка катехизаторов, по-моему, и социальных работников. Казанская духовная семинария в духовном плане для нас ориентир. Если кто-то есть желающие заняться духовным образованием, мы просто их отправляем туда.

У меня старшие дети… Вот старшая дочка у меня заканчивала когда школу, мы рассматривали вариант в Казанском федеральном университете, там Лариса Сергеевна Астахова, есть такая. Мы созванивались, но в последний момент всё же решили в КФУ, но на другой факультет. Есть в КФУ люди, которые занимаются религиозным образованием.

В целом, по Нижнекамску, здесь нет академической науки. Это город, которому нужно возрождать не только культурные традиции, традиции духовные, но и уровень культуры в целом. Казань – университетский город. Университет там существует более столетия, это духовный, культурный и образовательный центр. Нижнекамск – это город где 2 Высших учебных заведения, но большей частью колледжей, которые готовят специалистов среднего звена, востребованных на местных производствах – тут химико-технологические производства, на которых требуются аппаратчики, слесари. А если в Нижнекамске человек хочет получить образование, с Нижнекамска уезжает в Казань. Или в Москву.

Религиозное образование в Нижнекамске: система есть воскресных школ, на каждом приходе есть у нас воскресная школа. Причём, там есть хорошая динамика: у нас на приходе с 30 человек поднялось до 80 число учеников за 2 года. И в целом по Нижнекамску было 2 года назад около 140 учеников, а сейчас до 240 поднялось. Более, чем нормально, я считаю.

Воскресные школы для взрослых есть на некоторых приходах, при двух на данный момент.

АГ: Курсы вот эти?

АК: Нет, именно воскресные школы. Просто это прихожане, которые хотят повысить свою образованность, какие-то вопросы у них есть. Раз в неделю мы встречаемся, в воскресение вечером после акафиста. Один год мы разбирали вопросы богослужения, литургики. Второй год – Новый Завет. Следующий год – будем заниматься вопросами Посланий св. апостолов, то есть Новый Завет продолжим разбирать. Это на уровне воскресных школ для взрослых.

Те катехизаторские курсы, которые существуют уже, они от Челнов больше пошли. В Челнах был в своё время филиал ПСТГУ тогда, и когда он закрылся, эти курсы богословские остались, и в Нижнекамске появился филиал от челнинских курсов. У них это называется «приходские курсы», мы назвали их «епархиальные», но уровень у них такой… Туда приезжают преподаватели, по три недели они проводят лекции, а в конце месяца принимают зачёт. Там уже более высокий уровень. Там те, кто хочет получить более фундаментальные знания, более систематизированные знания. Хотя, конечно, если мы говорим о тех, кто готовится к священству, то обязательно полное законченное образование в лицензированных учреждениях, которые прошли аккредитацию.

Владыка митрополит Феофан очень часто говорит, что надо открывать гимназии православные и православные детские сады. Но пока это не реально в Нижнекамске. Это уровень, к которому нам ещё нужно стремиться, может, когда-то это будет. У нас нет пока ни помещения, ни преподавателей, ничего…

АГ: Голод кадров всё-таки есть?

АК: Да. Скажи, что нам завтра дадут помещение и нам завтра дадут финансирование, предположим, на гимназию православную, мы не найдём достаточно преподавателей.

АГ: Не разорвёшься?

АК: На данный момент пока да. В Казани такая уже открыта, планируется открытие ещё в нескольких городах казанской епархии, в Альметьевске в этом году заканчивается строительство духовного центра просветительского, в котором будет открыта гимназия. Дай Бог, чтобы это открылось, но кадры… только в Казани пока у нас для таких проектов.

АГ: Следующий вопрос касается теологии. Как Вы думаете, развивается ли она сейчас в регионе, и что делать, чтобы было это развитие?

АК: Только в Казани она развивается. Здесь теология как наука прикладного значения, как бы сказать… Вот дочка когда поступала у меня, нам говорили, что специалисты теологи будут востребованы при администрациях городов как консультанты, но пока это до нас не дошло. Может дойдёт, может нужны будут специалисты по теологии, для разрешения каких-то вопросов религиозных, богословских, но пока … Хотя в администрации Нижнекамска, в Челнах и в Казани есть человек и такие отделы по взаимодействию с религиозными организациями, и национальными обществами.

АГ: Это один человек решает?

АК: Нет. Да… Есть такая информация, что этот отдел в Нижнекамске тоже будут закрывать… Вот Казань и Челны – города, в которых действительно это нужно обязательно. Хотя в Нижнекамске, как мне кажется, тоже нужно, потому, что человек действительно постоянно был в курсе всего, помогал нам во многих вопросах, подсказывал, как обращаться в администрацию, как нам выстроить отношения с национальными обществами. У нас сейчас идёт такой процесс: с мусульманами у нас всегда контакт есть, а с национальными обществами есть некоторые вопросы по взаимодействию… И администрация – это ведь тоже не один человек – глава администрации, а множество структур, с которыми нам тоже нужно налаживать совместные … Отдел культуры, отдел образования – это те, с которыми более или менее работаем, а там ещё есть много других отделов.

В Нижнекамске на данный момент можно сказать, что есть отдел по взаимодействию с религиозными организациями и национальными обществами. И я считаю, что для нас это большое подспорье, нам подсказывают направление деятельности, в каких сферах мы можем пересекаться. Взаимодействие на пользу общества, религиозных организаций и светской власти. Цель же у нас одна – развитие общества, взаимодействие между общественными институтами.

АГ: И последний вопрос: на Ваш взгляд, каковы межрелигиозные отношения? То есть, люди, которые представляют в Татарстане разные учения, разные религии, каково у них сейчас взаимодействие и как его гармонизировать?

АК: Последнее время мы плотно общаемся с мусульманской общиной, нас приглашают на совместные мероприятия часто, мы и сами стараемся… Когда мы вместе, какие-то проекты продвигаем, намного успешнее получается. Основные всё-таки в образовательной сфере, хотелось бы, чтобы это всё развивалось.

У нас заключён договор о взаимодействии с Татарстанским кадетским корпусом, в Нижнекамске он расположен. Это кадеты под патронажем Приволжского округа. Мы там раз в неделю ходим, и для кадетов читаем лекции, общеобразовательные, скажем так.

С исламом мы проводим совместные социальные проекты. Социальные, образовательные проекты – это то, что от нас ждут и мы можем, на самом деле проводить. Какое-то время ещё назад отношение даже к традиционным религиям в Татарстане было какое-то осторожное. Чтобы священнику или мулле прийти в школу, это был со стороны директора достаточно смелый шаг. В целом, мне кажется, власть в Татарстане боится в религиозной сфере допустить какое-то расшатывание ситуации. Пытаются сохранить статус-кво, пытаются, чтобы в равной степени христианству и мусульманству уделять внимание, но при этом, моё мнение, и христианство, и ислам должны в большей степени в жизнь общества включиться. Причём, ислам более активен, мне кажется. А православным нужно больше идти в школы… Если у нас есть определённые вопросы по преподаванию Основ православной культуры, те вопросы, которые должны решаться ФГОС-ом, должно быть заявление родителей. Но у нас нет подготовки учителей по подготовке ОПК в Татарстане. Вопрос проведения олимпиады по ОПК висит, а его надо решать в ближайшее время…

Мне хотелось, чтобы православные, и ислам, когда мы совместно будем действовать, на благо Татарстана, в том плане, что более активно участвовать в это жизни. Для этого нам, первым делом, я считаю, надо кадры готовить. Есть ощущение, что к нам лицом поворачиваются, а мы не всегда готовы, чтобы на вызовы времени ответить.

Межрелигиозное, межконфессиональное взаимодействие в Татарстане есть, но надо повышать уровень. Есть стабильность и взаимодействие… Моё видение – религиозные общины должны в большей степени включаться в общественную жизнь.

АГ: Мы очень благодарны Вам за помощь. Спасибо большое!