Интервьюер: Гуськова Алена Олеговна

Респондент: Липатова Ольга Анатольевна, кандидат философских наук, доцент, преподаватель дисциплин общего гуманитарного и социально-экономического цикла (Основы философии), общепрофессиональных дисциплин (Народное художественное творчество) и дисциплин профессионального модуля (Организация социально-культурной деятельности) Казанского радиомеханического колледжа.

 

 

Первый вопрос: дайте общую характеристику общей религиозной ситуации в Республике Татарстан.

   — Современную социокультурную ситуацию в Татарстане можно обозначить как постсекулярную, в значении возвращения религии в общественную жизнь. Безусловно, религия как феномен культуры в России никуда не исчезала, но и не являлась предметом бурных обсуждений. Татарстан – многоконфессиональная республика, но наиболее заметными являются ислам и православие. О религиозной ситуации можно судить по 1) количеству мигрантов, приехавших в Татарстан из стран Средней Азии; 2) растет количество религиозных организаций — строятся мечети и храмы; 3) у населения большой интерес к изучению своей религии. Например, при православных храмах много людей, учатся на катехизаторских курсах, посещают Евангельские чтения, дети, независимо от вероисповедания ходят в воскресные школы; 4) проводятся конференции различного уровня по межконфессиональным и религиозным проблемам.

   — Как Вы думаете, заметно ли что люди в разные религии приходят все больше, и именно проникают всей душой, всем умом в учение или имеет место все-таки некая поверхностная религиозность?

   — В связи с тем, что религия в СССР была вытеснена на периферию общественного сознания у многих людей сохраняется поверхностный взгляд, так, за много лет преподавательской деятельности могу отметить, что молодые люди, встречаясь друг с другом, очень легко могут переходить из одной конфессии в другую – например, из православия в католицизм, или из православия в ислам и наоборот. Это, конечно, единичные случаи. Для многих, особенно в 90-е годы XX века религия – это дань моде. Ну а сейчас для многих людей среднего возраста – это скорее, образ жизни и путь, ведущий к Спасению души.

   — У вас тут еще бахаисты есть, мы видели такую организацию?

— Ну, наверное есть. Специально не занималась изучением опыта работы таких организаций.

   — Как Вы думаете, какие мероприятия религиозного характера в разных религиозных традициях обязательны? Вопрос связан с темой инфраструктуры, хватает ли места для проведения таких мероприятий?

— Если брать городское пространство, для Казани хватает. Насколько мне известно, большие храмы как Никольский, Духосошественный, Воскресенское Новоиерусалимское подворье и не только, наряду с богослужениями проводят мероприятия с детьми, различные акции, выдвигают многие социальные инициативы. Так в июне 2018 года проходила акция «Белый цветок» для детей с диагнозом «детский церебральный паралич».

А в других религиозных традициях, как Вы думаете, хватает ли инфраструктуры?

   — Я думаю, что необходимая инфраструктура имеется. Так на государственном уровне передается Церкви имущество религиозного назначения, ранее находящееся в федеральной и муниципальной собственности. Восстанавливаются мечети и храмы, а то чего недостает, создается усилиями настоятелей, благотворителей и прихожан.

   — Какие бы Вы могли назвать крупные центры Казанского православия или Татарстанского ислама?

— Эти центры широко известны, в рамках туристических маршрутов: центрами Православия в Татарстане являются Свияжск с огромным количеством храмов, Благовещенский Собор Казанского Кремля, Раифский Богородицкий мужской монастырь, Свято-Успенский Зилантов женский монастырь, Воскресенское Новоиерусалимское подворье. Культурными Центрами ислама в Татарстане является мечеть Кул Шариф,   архитектурно-исторический комплекс Булгар. На мой взгляд, большой интерес представляет Закабанная мечеть, которая расположена в центре Казани, на берегу у озера Кабан. Насколько мне известно, возводил ее русский архитектор Печников.
— Как Вы думаете, религиозные организации, конкретные приходы и общины мусульман и государство, как выстроено их взаимодействие? Созависимость или независимость?

— По конституции, Церковь отделена от государства, наверное, это объясняет живучесть христианской традиции. Взаимодействие есть, скажем, в формате общественных слушаний, когда вносятся какие-то инициативы, или когда проводятся заседания Госдумы, представители духовенства присутствуют и озвучивают свою позицию. Отношения между религиозными организациями как социальными институтами и государством скорее партнерские.

— Как Вы думаете, государство влияет на то, что проповедуют, какая деятельность ведется?

— Думаю государственная политика влияет на Церковь. Мы можем это наблюдать по телевидению, когда идет трансляция Пасхальной службы, то видим на богослужении представителей власти.

Но и Церковь влияет на государственную политику. Например, Святейший Патриарх Кирилл на заседании Президиума Межрелигиозного Совета России 2017 года, озвучил следующее: «Преодоление в нашей стране кризиса на Северном Кавказе и в Чечне, который одно время был очень болезненным, стало возможным в том числе и потому, что как мусульманские, так и православные лидеры заявили: в этом конфликте нет религиозного измерения». Православная Церковь выступает также с предложениями о поддержке населения в сложных социально-экономических условиях.

   — Следующий вопрос касается идентичности этнической и религиозной. Понятно, что она может соединяться в одном человеке, но как Вы думаете, что сейчас преобладает в людях, которые живут в Республике?

— Здесь тоже постсекулярное сознание расставило все на свои места, гораздо проще было в СССР, когда люди независимо от этнической принадлежности, говорили: «Я — советский человек», сейчас это понятие заменено «русский», однако многим проще себя идентифицировать – по этнической принадлежности – татарин, чуваш, мордвин и проч.

   — Как Вы думаете, насколько развито взаимодействие разных этнических объединений? То есть землячество, диаспора и национально культурных автономий?

   — Взаимодействие между этническими конфессиями представлено в Доме Дружбы Народов РТ. Он объединяет под своим «крылом» 36 национально-культурных объединений.

   — Как Вы думаете, это только формальное представление взаимодействие, или люди, реально переехав, допустим из другой страны, находят какое-то понимание в рамках Дома Дружбы Народов?

   — Конечно находят понимание, например, иностранные студенты, которые приезжают на учебу в Казань, могут затосковать по своим близким и при этом найти поддержку в своей диаспоре в Казани.

   — Как Вы думаете, приезжие, допустим из Средней Азии, они потянуться больше в Дом Дружбы Народов или в мечеть, допустим?

— Конечно же, в мечеть.

   — Я имею в виду, в том числе за какой-то социальной помощью?

   — В Мечети проводится социальная и благотворительная работа.

   — Дополнительный, уточняющий вопрос: можно ли рассматривать дополнительные религиозные объединения разных религий как институты гражданского общества?

— Я думаю, что это даже необходимо. В настоящее время в статье 2 Федерального закона «О некоммерческих организациях» существует такое понятие как «некоммерческие организации» (НКО). Это благодатная почва для проявления социальных инициатив и решения общественных проблем. Просто в своем сознании нужно разделять: когда религиозная организация выступает как социальный институт, а когда являются потребностью человека разобраться в себе и с вопросами веры. Это относится к области приватного пространства между священнослужителем и верующим человеком.

   — Что еще можете рассказать о взаимодействии людей разных религий в Республике? Может быть, есть какая-то разница между Казанью и всеми остальными территориями Татарстана?

   — Думаю культурно-исторические условия России одинаковы для многих субъектов РФ и Казань не исключение. Многие люди предпочитают находиться в своей этнической группе, где все понятно и определено. А вот социальное взаимодействие в широком социальном формате между представителями разных конфессий осуществляется через проведение государственных культурных мероприятий, проведения Дней какой-либо культуры в Татарстане; общую скорбь, например, во время празднования очередной годовщины во Второй Мировой Войны, недавних трагедий с крушением теплохода «Булгарии» в 2011 году и крушения боинга в 2013 году в Казани.

   — Как Вы думаете, какие можно провести проекты для того, чтобы люди разных религий и представители разных учений могли встретиться, пообщаться?

   — Ну, разве что, общественные слушания.

   — Что можете сказать, прокомментировать о религиозном образовании? Насколько оно доступно, какие есть ступени и насколько оно эффективно?

   — Я уже говорила о том, что у людей в Казани, и не только в Казани сохраняется потребность в религиозном образовании. Система религиозного образования в Татарстане достаточно разветвленная, например, в Казанской епархии включает в себя начальный, средний и высший уровень. Наиболее подробно этот вопрос могут раскрыть представители духовенства.

Относительно себя могу сказать, что закончила катехизаторские двухгодичные курсы при приходе преп. Серафима Саровского в 2016 году для того, чтобы разобраться в основных догматах Церкви, ну и конечно же пополнить багаж знаний как преподаватель.

Для желающих просветить себя в вопросах веры нет никаких препятствий. Если говорить об эффективности образования, то наверное нужно сочетать светское и религиозное.

 

   — Скажите о перспективах учеников духовных учебных заведений?

   — Я думаю, в современном обществе сохраняется потребность в религиозных кадрах, которые будут достойно нести свое служение в любом населенном пункте, значит перспективы есть.

   — Что вы можете сказать про исламские учебные заведения?

   — Я думаю, что процессы секуляризации охватывают не только религиозные организации, но и учебные заведения.

Что касается среднего образования, то в Казани имеются национальные школы. Высшее образование представлено в Российском Исламском Университете, при мечетях функционируют кружки по чтению и заучиванию Корана.

   — Как Вы думаете, перспектива найти работу у выпускников Исламского ВУЗа есть?

   — Вопрос сложный и скорее всего, географический. Где нести служение в центре России или на периферии. Большая часть, конечно же хочет остаться в центре России.

   — Голод кадров имеет место быть здесь для мечетей?

   — Думаю в Татарстане нет проблем с кадрами для мечетей.

   — Следующий вопрос касается развития теологии. Возможно тоже с двух сторон, по двум традиционным религиям, как Вы можете охарактеризовать, развивается ли сейчас теология в Татарстане?

   — Я думаю, что это больше западная тенденция, которая пришла в Россию сравнительно недавно. Общество не до конца осознало: нужны ему теологии или не нужны, но их подготовка в Татарстане ведется в Российском Исламском Университете и в Казанском (Приволжском) Федеральном университете.

   — Как Вы думаете, что нужно сделать для того, чтобы теология развивалась, и появились свои отечественные ученые?

— Я думаю, что условия для развития теологии есть. Главное в этом вопросе государственный заказ и время на подготовку ученых-религиоведов.    

   — Какие бы Вы могли обозначить сложные моменты в отношениях между людьми, представителями разных религий в Татарстане?

— На мой взгляд, они скорее внутрисемейные. Когда члены семьи не говорят о религии, жизнь протекает вполне спокойно. Как только у смешанной семьи возникает вопрос о религиозных традициях, все начинает меняться и религиозные различия выходят на первый план, что может стать причиной развода и ссор между родственниками.

   — Как Вы думаете, можно ли на государственном уровне как-то поспособствовать решению таких конфликтов?

— Я думаю, что нужно просто увеличивать часы на гуманитарные предметы (по философии, культурологии) в учреждениях среднего звена и вузах. Например, для преодоления конфликтов между представителями разных конфессий, преподавателю объяснять, что общего в мировых религиях, какие ценности являются общечеловеческими и, наконец, что нужно, чтобы остаться Человеком независимо от религиозной принадлежности. Этот вопрос можно решить только на государственном уровне.

   — Как Вы думаете, что будет дальше в Казани, и в Татарстане относительно межконфессионального отношения, какие перспективы?

— Современная Казань давно стала центром притяжения туристов из разных стран мира и представляет научный интерес в изучения диалога между христианами и мусульманами. Я думаю, что эта тенденция межконфессионального взаимодействия продолжится рамках культурного полилога.

   — Что Вы думаете о языковой ситуации в Татарстане по вопросу преподавания в школе татарского языка, его статуса как второго государственного?

— Я думаю, проблемы, как таковой, нет. На государственном уровне есть два языка, их нужно знать.

Это скорее вопрос политический. Но необходимо учитывать пожелания родителей и учеников.  

   — Хорошо, спасибо Вам большое. Мы очень Вам благодарны за то, что Вы решили помочь нам в исследовании.